Многочисленные вопросы к членам экипажа сгоревшего Superjet

Первые данные с параметрического и речевого самописцев уже анализируются. Пока что они свидетельствуют, что системы отказали после скачка напряжения из-за грозы. Но остается много непонятного

Многочисленные вопросы к членам экипажа сгоревшего Superjet
Фото: АГН «Москва»

Появилась информация о том, что первые данные с параметрического и речевого самописцев самолета «Аэрофлота» SSJ-100, загоревшегося при посадке в «Шереметьево», уже скопированы и анализируются. «Логику отдельных действий пилотов пока понять не удается» — сказал источник «Интерфакса», близкий к расследованию. Экипаж перед заходом на посадку стал по неясной причине увеличивать скорость, и не была выдержана нужная высота при подходе к полосе.

Один из пассажиров Олег Молчанов сидел в 12-м ряду, ему и его жене удалось выбраться. По его словам, он выходил из самолета последним из пассажиров. Вместе с бортпроводницей и еще одним мужчиной они вытащили еще трех человек. После этого в салоне полыхнуло. После этого бортпроводница сказала, что нужно выбираться. «Я немного сам не ожидал, что самолет горит, как пластиковый стаканчик. Моментально», — говорил Молчанов. В интервью Business FM он сказал, что, по его мнению, сама посадка проходила в штатном режиме.

— Сейчас в большей степени звучат обвинения в адрес пилотов.

— Я не эксперт в этих вопросах, кто обвиняет пилотов, это на их совести совершенно. Я считаю, что следствие установит, кто прав, кто виноват. Я не готов судить по этому вопросу. В моем понимании — спасибо, что посадили хотя бы, что мы не развалились. А правильно они поступали, работала ли у них авионика, работали ли у них приборы, работало ли хоть что-то — я об этом ничего не знаю.

Business FM попросила оценить увиденное пилота Андрея Ламанова: его экипажу почти десять лет назад удалось посадить ТУ-154 в глухой тайге на заброшенную полосу, которую случайно увидели с высоты 3 тысяч метров: в итоге были спасены 80 жизней. Вот что говорит Ламанов по поводу катастрофы в «Шереметьево»:

— Такое ощущение, что когда самолет заходил на посадку, в кабине вообще никого не было. Один фактор может быть в пользу пилотов, конечно. Допустим, управляемость самолета по каналу тангажа, потому что по каналу крена никаких проблем нет. Самолет четко вышел на курс полосы. Если по каналу тангажа были какие-то неисправности, вот тут, конечно, можно и защитить, потому что была проблема. Пилот тянет штурвал на себя…

— Скажите, а у летчиков были ли еще какие-то варианты? Например, зайти еще на пару кругов вокруг «Шереметьево».

— Уйти на второй круг была возможность, если на 300 метров самолет не стабилизирован. То есть конфигурация посадочной не соответствует, да, конечно, нужно было уходить на второй круг. Ничего в этом страшного нет.

Опытные пилоты не видят причин, которые могли помешать уйти на новый круг и покружить перед посадкой, вырабатывая топливо. Другое дело, что именно сливать топливо самолет не мог. Объясняет пилот Валерий Горянов, который сам работает на Superjet:

Валерий Горянов пилот Superjet«Системы слива топлива нет ни на одном самолете, которые эксплуатируются в «Аэрофлоте». На пассажирских коммерческих самолетах это не предусмотрено. Единственный способ снизить посадочный вес — это уйти в зону ожидания и выработать топливо, полетать. Почему они не стали этого делать, честно говоря, для меня тоже вопрос. Это решение командира. Отказ, который у них был, не предусматривает экстренную аварийную посадку. Можно было спокойно уйти в зону ожидания, выработать топливо, подготовиться к посадке и не пороть горячку».

Читайте на Stellanews:  ПОЗДРАВЛЯЕМ С ВСТУПЛЕНИЕМ В ЧЛЕНЫ ИРТП КОМПАНИЮ "АМЕРИА РУС"!!

Предположительно, когда самолет попал в грозу, в генераторе произошел скачок напряжения. Но в интернете появилась расшифровка переговоров экипажа с диспетчером, из которых следует — аварийный канал связи работал, комментирует вице-президент профсоюза летного состава России Альфред Малиновский.

— Есть теория: был риск того, что откажет полностью все управление, и, если бы пилот не принял решение сажать прямо сейчас, то самолет бы просто рухнул. Возможно ли такое теоретически?

— Знаете, это фантастический какой-то отказ. Системы управления дублируются. Она, конечно, все равно гидравлическая, электрическая, но там дублирований много. Это достаточно надежная система. Полностью говорить, что там что-то было, — но ведь он управлял, он заходил на посадку, выдерживал курс и так далее, значит, такого отказа не было. А что его торопило — то ли это была его ошибка в принятии такого решения, то ли это было вынужденное решение, срочное, экстренная посадка с превышающим весом, да еще и разогнал скорость.

И некоторые другие действия пилотов выглядят, мягко говоря, странно. После приземления летчики не выключили двигатели. Плюс в кабине было открыто окно — что могло косвенно повлиять на распространение огня. С другой стороны, появилось много высказываний экспертов, согласно которым если бы на Superjet было больше аварийных выходов, удалось бы спасти больше людей. Хотя при наличии двери у крыла пассажиры выходили бы прямо в огонь. Собственная система пожаротушения в подобных случаях тоже бессильна. Вот что говорит гендиректор Международного консультативно-аналитического агентства «Безопасность полетов» Сергей Мельниченко:

Сергей Мельниченко гендиректор Международного консультативно-аналитического агентства «Безопасность полетов» «На всех самолетах есть система пожаротушения. Система пожаротушения работает на двигатели. На некоторых самолетах эта система установлена для тушения пожара в отсеках, к которым нет доступа человеку — багажник, грузовые отсеки, а тушение пожара, когда у тебя горит крыло или фюзеляж самолета, такого нет ни на одном самолете».

Наконец, почему надломились стойки шасси, которые пробили топливные баки? Не ясно, есть ли проблема с их прочностью — или же такие перегрузки не выдержали бы шасси любого самолета.

Первые данные с черных ящиков Superjet уже скопированы и анализируются. Командир экипажа — по-прежнему в больнице с ожогами верхних дыхательных путей. К моменту аварии Денис Евдокимов имел на Superjet налет в 1400 часов, общий — в 6800 часов, то есть может считаться достаточно опытным пилотом.

На видео с места крушения самолета видно, как из окна кабины пилотов горящего лайнера выбирается мужчина в светлой рубашке и темных брюках. Добравшись до земли, он остается у охваченного пламенем самолета и затем поднимается по трапу в заполненный дымом салон. Качество съемки позволяет разглядеть лишь силуэты. Как пишет «МК», в самолет вернулся второй пилот Максим Кузнецов.

На просьбу пояснить эти события члены экипажа якобы ответили компетентным органам, что второй пилот спасал полетную документацию. Со слов командира Дениса Евдокимова, в то время, когда Максим поднялся обратно на борт, он сам открыл дверь кабины в салон и руководил эвакуацией, а его напарник сохранял важные документы.

7 мая члены экипажа были переведены из реанимации в обычные палаты. Всего в больницах Москвы остаются десять пострадавших. Четверо находятся в НИИ Вишневскoго, пятеро — в НИИ Склифосовского, один из пассажиров — в медцентре Федерального медико-биологического агентства. Все получили отравление продуктами горения.

Источник

Понравилась статья, оставьте комментарий!

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Новости кино и шоубизнеса. Все права защищены.